I. Открытая информация

1. Представляется при знакомстве:
На просторах социальных сетей называется себя – Jesuit (Иезуит) или Седьмой. В реальности же не скроешь своей половой принадлежности, поэтому – Седьмая или же Нана, (число семь на японском), Чхиль- седьмой, (порядковые числительные для тэгуков, (счётные китайские числительные), в тхеквондо).

2. Внешность:
- общие черты:
Очень высокая молодая девушка, ростом около ста семидесяти шести сантиметров. Выглядит вполне на свой возраст, хотя из-за её манеры одеваться иногда принимают за подростка.  Ей это скорее не льстит, а «напрягает», ведь она не из тех женщин, которые стремятся за молодостью и хотят, чтоб их считали моложе, чем есть. Внешне напоминает смесь чего-то азиатского с чем-то европейским. Об этом нам говорят немного раскосые глаза, цвета гречишного меда.  Хотя, форма лица скорее  европейская – мягко очерченное лицо, с женственными чертами, что компенсирует прическу, которая присуща в основном мужскому полу, то есть очень короткие волосы, Вук брюнетка.
Спортивного телосложения, без особых округлостей в районе груди, но при этом имеет широкие бедра. Цвет кожи – светлый, с явным хорошим загаром. Большая часть тела обезображена шрамами от ожогов: это практически вся правая сторона тела – рука, включая пальцы; нога – бок до колена и задняя часть икры; небольшая часть живота и спина; несколько выступает на шее, переходя на ухо и правый весок. (Имеется в виду не огромные рубцы, а явно заметное изменение покрова кожи, в виде неровностей, некой легкой «сморщенности», «сжатости» и изменения цвета кожи с загорелого на бледный светлый).
Походка размеренная, свободная, будто девушка никогда и никуда не спешит. Вообще, в любой ситуации выглядит именно так: спокойно, свободно, уверенно, при этом в ней никогда не увидишь и намека на агрессию или враждебность. Часто жестикулирует, имеет смелость \ наглость, нужное подчеркнуть, дотрагиваться до собеседника во время разговора, тем самым максимально сокращая психологическую дистанцию, показывая, что не имеет каких-то злых намерений, даже если это враг. Можно сказать, что это её интересная особенность: взглядом, прикосновениями, речью показывать противнику, что мол, все хорошо, я не причиню вреда, ты можешь расслабиться и успокоится. Хотя кому-то может показаться, что девушка обращается с ним, как с душевно больным, но это, конечно же, не так. Голос и речь так же располагают к тому, чтобы Вук доверяли: хотя голос и имеет некую хрипотцу, при этом он мягок и методичен; речь размерена, проста, без особых закорючек, говорит без акцента на языках азиатской группы, (китайский, японский, корейский), английском, а также немецком. 
Одежду предпочитает удобную, свободную, не стесняющую движения. Поэтому то, что Вук одевает, она выбирает с особым остервенением – даже брюки и рубашка, которые являются её повседневной одеждой, проходят тщательный досмотр на мягкость ткани, приятность к коже и так далее. Из украшений не носит ничего, правда единственным атрибутом, который, наверное, нельзя называть украшением – нательный серебряный крестик.

- арт персонажа:

Свернутый текст

http://sg.uploads.ru/t/mGxuE.png
http://sh.uploads.ru/t/faQJb.jpg
http://sg.uploads.ru/t/Ct7F2.jpg

3. Статус в обществе: достаточно влиятельный человек в сфере образования, является директором католической школы-пансионата для сирот, а так же спонсирует другие учебные заведения как с таким же уклоном, так и обычные школы в Европе и Азии. В интернет - сетях больше известна как Jesuit (Иезуит), человек, который всячески поддерживает на городских форумах людей, которые пострадали от деятельности мафии, властей или полиции. К слову, девушка изначально и занималась вербовкой людей в организацию Сотни глаз именно через сеть интернета.

II. Закрытая информация

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


III. Пробный пост

Свернутый текст

-Я знаю, Господи, мне нет оправдания. Я могу подбирать множество слов, но все равно не смогу снять с себя грех. Эти люди не должны были страдать, они ведь всего лишь  исполняют приказы. Я… я сожалею о содеянном…
Церковь была очень маленькой, по крайней мере, так казалось снаружи. Внутри же пространство значительно расширялось, казалось, будто это совсем другой мир, с своим небом и землей, со своими законами. Службу уже давно отслужили и внутри почти не было посетителей. Поэтому Мойра говорила вслух, а не про себя. Она облокотилась руками о впереди стоящую спинку скамьи и, скрепив пальцы в замок прислонила их ко лбу. Её голова была чуть опущена, а Вальдау казалось, что она сама по себе наклоняется все больше и больше от собственной тяжести мыслей. Девушка сильно зажмурила глаза, будто бы боялась открыть их и увидеть чей-то строгий и упекающий взгляд.
-Но я ведь начала это дело. Мне кажется, его стоит довести до конца, ведь я не могу бросить остальных. Своих подчиненных. Они тоже много страдали. Они потеряли своих близких и родных. Так ведь не должно быть, Господи, чтобы люди убивали друг друга из-за власти.
Многие смеются над Мойрой. Иногда она действительно походит на глупого фанатика, который начинает молиться в любое свободное время. Но, можно сказать, что религия заменила девушке родителей: она воспитывала в ней все хорошее, чему вообще может научить религия; Вук обращалась и обращается к Богу, когда ей плохо, когда ей нужна была помощь в трудные минуты. Вероятно, поэтому девушка не пыталась искать своих родителей и до сих пор не знает кто они. Конечно, очень странное поведение; если Вальдау так верит в Бога, то родители были бы для неё еще одним светлым маяком.
А вообще, несмотря на все наказания дяди Тима, девушка пыталась их искать, хоть какую-то зацепку. Но не было ничего: не было даже документов о них, что они вообще существовали. А дядя Тим лишь молчал.
-Как же тяжело иногда выбирать, Господи. Ты хочешь, чтобы мы жили по совести, честно, в мире и добре. Но когда это все нарушается…Господи, разве можно подставлять другую щеку? Господи, у нас нет столько щек, чтобы выносить все зло, что совершается безнаказанно. И они не настолько прочны, чтобы вынести все эти безжалостные удары. Это самоубийство, самоубийство…-Мойра замотала головой. Её дыхание было сбивчивым, казалось, будто вот-вот из глаз потекут слезы.
Она подняла голову от жужжания в кармане. Быстрым движением руки, девушка вытащила телефон из кармана. Вообще, в церкви запрещали носить телефоны и настоятельно рекомендуют хотя бы отключать их, ведь они могут отвлечь людей и помешать службе. Но был уговор, чтобы все были на связи. Она стыдливо огляделась вокруг, чтобы убедиться, что никто больше не заметил гудения. Хотя в такой тишине, наверное, было слышно все. Человек на другом конце провода не дождался ответа и звонок прекратился еще до того, как девушка заметила его. Тут же, следом, пришла смс-ка, в которой говорилось, что через несколько часов состоится совещание, уже на новой базе.
-Быстро же они обосновались.
Вальдау решила подождать с обустройством захваченной базы CEDEF. А сейчас её уже ждали остальные члены организации для какого-то разговора. Ей очень не хотелось уходить, хотя Мойра сидит здесь уже несколько часов. С другой стороны, она мусолит эту тему изо дня в день, говорит абсолютно то же самое. Исключить из себя муки совести было очень трудно, а для Вук, практически невозможно. Наверное, она будет разговаривать с Богом на эту тему до самой смерти. Не говорим, что до самой старости, ведь даже сама Вальдау не думала, что вообще до неё доживет таким образом. Хотя ей очень хотелось вырастить сына, воспитать из него хорошего человека. И было бы очень прискорбно, если  мальчик повторит судьбу своей матери: останется совсем один.
Девушка аккуратно встала с места, перед этим наконец подняв голову на распятие и, перекрестившись, на полусогнутых прошла к выходу.   

Отредактировано Moira Lee Waldau (2015-05-23 21:00:33)